lesnyanka (lesnyanka) wrote,
lesnyanka
lesnyanka

Category:

Продолжая копаться в вырезках...

Продолжая копаться в вырезках, накопленных за жизнь, однако, узнаешь много новенького о фигурантах... и о себе тоже. )) (Всё помещенное перепечатано с вырезок собственноручно).
Узнаёте персонажа стихотворения? ))
Андрей Корф
Разговор на эскалаторе станции метро Маяковская, направляющемся под землю.

- Товарищ! Можно осторожней!
Ты, видно, выпил, черт возьми!
У граждан с этакой вот рожей
Немного общего с людьми!
- Я вам прощаю ваши речи,
Как всё прощаю москвичам.
Я подожду до нашей встречи,
До нашей скорой встречи там.
Но вы правы, я пил немного,
По нашим меркам – ничего:
Раз – за Мессира, раз – за Бога,
И за угодников его;
Глоток – за счастье Той Москвички,
Глоток – за немца-старика;
Стакан – за страсти и привычки,
Пока не дрогнула рука;
Потом – за дам, прошу прощенья;
Потом, презрев земной закон,
Пил за свои изображенья,
Которых больше, чем икон.
Химеры плакали в Париже:
Я с ними пил за старый спор…
Что, что? Вы сходите? Мне ниже.
Гораздо ниже, монсеньор.
1982 г.

В «Комсомольской правде» тех времен много писал А. Мешков, такой бородатый журналист-юморист. Он еще вел очень своеобразные иронические путевые записки. И вот вдруг разразился этакой бесстыдной литературной "эротической" пародией. Удивительно, как это безобразие напечатали? Гы. ))) Помню, дочка еще училась, и как же мы с ней хохотали! Буквально до колик. Буду рада, если вам понравится.
Первоапрельская шутка.
Александр Мешков
Старинная японская новелла
Акаюбоси Найдодзегубу Ямахо Токугавы.

Найдодзегубу Ямахо Токугава – младший сегун из третьей династии сегунов, проснулся в час масикаку седьмого месяца Тайсе на рассвете. Почесал есибэй, вздохнул тяжело, и печать глубокой задумчивости легла на его лицо. В комнату влетела яркая сидзими и закружила над его татами. Это немного развеселило Токугаву. Он легко вскочил, растворил настежь есидо, наспех натянул просторную камадзуку из легкого касури, оглянувшись по сторонам, слегка напрягся и выпустил пуканоси, улыбнувшись этому невинному утреннему звуку, порожденному великим Сусанно-но микото (согласно японской мифологии, Сусанно-но микото – бог ветра и морских стихий), и шумно совершил садзияку прямо в мокрую от росы камаяри, спугнув дремавшую там ябудзоси.
Где-то неподалеку слышались певучие и печальные звуки ямасикуцу. Невидимый музыкант наигрывал на нем, тихонько вторя мелодии своим приятным бархатным амукудзобу.
Заслышав звук деревянных касабукэ, он внутренне напрягся, насторожился, весь как-то подтянулся, скособочился, покраснел, члены его налились кровью. Чутьё его никогда не подводило в отличие от других органов. К его собуцуямаки приближалась красавица ойран Тогути Сибусава, дочка Инке, местного кугэ.
- Конитива! – приветствовал он девушку.
- О генки деска, Такугава-сан! – ответила девушка, покраснев по самые яцубоси.
- Аригато годзимас, Генки дес! – ласково улыбаясь, пригласил её в дом Найдодзегубу. – О ханаси'н га…
- Каюхава? – игриво спросила Тогути.
- Кушать аяко-дамбури! – неожиданно для себя соврал Найдодзегубу.
Девушка немного помедлила, как бы пытаясь понять причину такого неожиданного для Найдодзегубу гостеприимства, но потом, слегка встряхнув задорно касюгавой, чуть приподняв ярко-красное кимоно, надув пухлые губки, прошла вслед за ним в когоцобуку.
Когда Найдодзегубу предложил ей чашечку сакэ, Тогути не стала отказываться, поскольку отказ мог обидеть столь уважаемого в городе человека. Но когда она почувствовала его крепкие жилистые короткие ручки у себя на спине, она внутренне напряглась и пыталась не очень грубо убрать их со спины. Но не успела, поскольку руки стремительно переместились ниже, потом еще ниже, потом еще, еще. Она просто не поспевала за ними, стремительно блуждающими по телу, словно заблудившиеся в лесу странники.
Неожиданно Найдодзегубу резким движением повалил её навзничь, грубо сорвал с неё ярко-красное кимоно и, достав откуда-то маленький акаюбоси, стал кубоесить бедную юную девушку-ойран Тогути Сибусаву.
Кубоесил-кубоесил! Кубоесил-кубоесил! Потом выпьет немного Кинсенсайдзу и снова кубоесит и кубоесит, старый дурак! Совсем измучил юную омару-суяку Тогути. И даже «аригато» не сказал.
Наконец он откинулся навзничь, раскинул в стороны руки широко и ка-а-ак заорет дурным голосом: «Аа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а…!!!» Вот такие дураки бывают в Стране восходящего солнца. Прямо как у нас! Просто ужас!!!
...
Борис Барский – тот самый, который играл в моих любимых «Масках-шоу». Украинский режиссёр, поэт, актер, участник комик-труппы «Маски». Кстати, никто не знает, куда они делись и почему? Расформировались? Разочаровались? Пресытились? Возмужали? Вот уже и Эвелина Блёданс «повзрослела» и занимается совсем другими делами на телевидении. Где же моя любовь, Георгий Делиев, которому я даже стихи посвящала… Любовные, конечно. Эх, молодость… Надо пересмотреть на Ютубе «Маски-шоу» и получить удовольствие на Новый Год.

Не гляди вокруг так хмуро –
На экране снова «Маски»!
Нас смешат они и дурят,
Мир в свои вгоняя краски.
Я смотрю, смеюсь – и таю,
И рыдаю, отсмеявшись:
Он с экрана ускользает,
Не обласканным оставшись…..
И т.д.

Ах да, я же не о себе, о Барском. Итак, Борис Барский.

Вы пришли ко мне из снов,
Из фантазии мечтов,
И влюбился я безумно
В стрелки Ваших колготов.
О, как Вы мне дорога,
Вы мой друг и подруга,
Я бы с Вами, мое счастье,
Повалял бы дурака.
С Вами радость и тоска
От ногтя до волоска,
Пусть немного Вы плоски,
Как гладильная доска.
Это вовсе не беда,
Ну, кривы Вы, ерунда,
На безрыбье рак ведь рыба -
Вот и любишь верблюда.

Ничего не понимая,
Я почувствовал тревогу:
Острым каблуком, в трамвае,
Встали Вы на мою ногу.

Замер, вижу — началось,
Мы друг к другу припотели,
Чувствую шампунь волос
И пупырышки на теле.

Что со мною — я не знаю,
Вы — как Ангел, Вы — как кукла,
Я всем телом осязаю,
Как вы выпукла и впукла.

Думать так, наверно, низость,
Я — как газовый баллончик,
Я за нашу с Вами близость
Прокусил бы Ваш талончик.

Но с трамвая лишь сошли —
И прошла любви отрава,
Я пошел, и Вы пошли,
Я — налево, Вы — направо.

Для счастья нужно ведь так мало —
Приборы: ножик, рюмка, вилка,
Скатерть, хрустящая крахмалом,
И запотевшая бутылка.

Стол, стул, и в вазочке цветочки,
Два бутербродика с икрою,
И малосольные грибочки,
И ассорти еще мясное...

Потом селёдочка в маслинках,
Или свинячие биточки,
И симпатичная блондинка,
И чтобы ямочки на щёчках.

И чтоб не девушка, а пончик,
Локтем локтя ее коснусь я...
Но стоп! На том мечтать закончим,
А то слюною захлебнусь я...

Продолжение "вырезок" следует. )))
Tags: Маски-шоу, газетные вырезки, юмор
Subscribe

  • 3 октября на прудах, часть 2

    И вот мы на главной аллее, затем сворачиваем на дорогу под высоковольткой, ведущую к шоссе Энтузиастов. Чтобы Мишка не уткнулся в гаджет, я сразу…

  • 3 октября на прудах, часть 1

    Третьего был большой прогулочный день с ребятами. Налазились по деревьям. Нагляделись на рыбаков. Погода была шикарная! Я много…

  • 2 октября, часть 2, разнообразные рядовочки

    Фотала в ельнике рядовки всяческие, нашла 3 свинухи и несколько рыжиков (пожарила с луком и сметаной) – в ельнике тоже пусто, только оргии рядовок.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • 3 октября на прудах, часть 2

    И вот мы на главной аллее, затем сворачиваем на дорогу под высоковольткой, ведущую к шоссе Энтузиастов. Чтобы Мишка не уткнулся в гаджет, я сразу…

  • 3 октября на прудах, часть 1

    Третьего был большой прогулочный день с ребятами. Налазились по деревьям. Нагляделись на рыбаков. Погода была шикарная! Я много…

  • 2 октября, часть 2, разнообразные рядовочки

    Фотала в ельнике рядовки всяческие, нашла 3 свинухи и несколько рыжиков (пожарила с луком и сметаной) – в ельнике тоже пусто, только оргии рядовок.…