lesnyanka (lesnyanka) wrote,
lesnyanka
lesnyanka

Category:

Пегасик-6

- Пегасик, давай купим машину – ты любишь скорость, я могу занять денег. Бог с ней, с квартирой – хватает моей.
- Б-боишься, что промотаю всё и вся? Не б-бойся. Понимаешь, мне необходимы новые впечатления. Ощущения. Всё время. Распробую – и сам завяжу. И не ругай себя – я же вижу, ты себя казнишь во всех прегрешениях человечества. А сама не в состоянии замолить собственные грехи, ты, самая великая грешница. К-как же ты тогда собираешься наставлять других?
Это было жестоко. Я плакала. Но прощала. Петя не виноват в жестокости. Это всё он, проклятый «кайф», которого я не сумела дать. Не сумела дать, зато сумела удержать при себе – прочнее чугунных оков, прочнее стальных сетей, прочнее магической вязи…
Этот период был тяжёлым для обоих. Я держалась. И продолжала держать его. Я знала – всё уйдёт само. Медленно – но уйдёт. Закончится второй альбом – и я смету в небытиё остатки уничтожающей и унижающей черноты. Рано или поздно – справлюсь.
… Большой концерт, посвящённый выходу второго альбома, прошёл на высоте. Наверное, я никогда не была так счастлива. Петруха вышел в своём любимом, купленном мною и уже потрёпанном свитерке с кожаными заплатками, которые я постаралась пришить не просто хорошо, но и оригинально; в бессменной вязаной клоунской шапчонке и с огромной кожаной серьгой в левом ухе. Я тоже постаралась одеться соответственно.
- Ты выглядишь супер, тебе идут все эти ф-фенечки, так и должна держаться настоящая фанка «К-кунсткамеры», - ободрил меня Пётр, докуривая последнюю сигарету. – Будем зажигать и обжигать вместе. Я хочу, чтобы ты была на сцене!
- Исключено, Петруха.
- К-капризничаешь? Стыдишься?
- Ты несёшь чепуху! Мне нельзя на сцену, понимаешь? Не имею права.
- Понимаю. Но не согласен. Ты – мой соавтор. Мои крылья. Я… я люблю тебя, Инта. Прости за всё и благослови.
- Да, - прошептала я, и осенила благословением инты.
Я сидела в первом ряду, сбоку, у сцены – так легче было контролировать сгустки тёмной энергии и уравновешивать их или растворять, замыкая на более плотной материи. Тяжёлая, но привычная работа. Требующая сосредоточенности и погружения.
Петруха тоже работал самозабвенно и отрешённо. Его голос жил своей самостоятельной жизнью, он уходил в свои миры, забывая об окружающем и переставая контролировать жизнь тела – его ноги отбивали ритм, все мышцы ходили ходуном, лицо искажалось, руки взмахивали, взметались непослушные волосы. Душа вырывалась наружу.
Когда он пел песню, посвящённую мне, на миг даже показалось, что за его плечами затрепетало розовое сияние, словно, изнемогая от желания проснуться и вырваться наружу, поднялись к самой поверхности существа, к самой коже слабенькие, новорожденные крылья… Видение висело в воздухе тысячную долю секунды, и нехотя рассеялось. Но мне не было нужно лучшей награды.

VFL.RU - ваш фотохостинг

Несущая свет за мною шагает,
Машет мне вслед, зовёт и кивает,
Несущая свет не этого Мира,
И я для неё - послушная лира.
А если сорвёшься, пробив облака?
Зачем ты смеёшься? Зачем – свысока?
Нет, нам не разбиться, пойми и поверь:
Для Белой Птицы распахнута Дверь...
…Всё дальше уводит незримая связь
За той, что уходит по Небу, смеясь…

Это был грустный, протяжный, минорный рэгги – у него в этот период была тяга к таким ритмам.
И вновь мы ускользнули вдвоём из концертного зала кинотеатра, сбежав от поклонниц, без которых жизнь артиста не обходится и не сияет так неоново-ярко, и от ребят, собиравшихся на вечеринку – отмечать первый большой концерт. Не доходя квартала до дома, на краю бульвара, в чёрной тени густого боярышника, чудом избежавшего стрижки, на краю у лунной полосы, он вдруг остановился, сбрасывая куртку.
- Ты так хороша, что крыша едет! Я хотел бы т-трахнуть тебя прямо здесь, в знак победы! – зашептал он, швыряя мой бессменный пиджак на лавку и стягивая маечку с одним рукавом, которую он называл «одноруким бандитом». – Твоя грудь под луной… мраморные зверьки! Я хочу т-тебя здесь. И сейчас! Мне надоело бегать к Ленке! – и он приник губами к моей груди.
Я заплакала. Последнее время у меня это получалось легко…
- Не обижайся, моя зверушка! Не плачь! Ты очень с-сексуальна! Ты… ты очень неплохо изображаешь страсть. Ты прекраснее самого с-совершенного изваяния. Ты сложена почти как… почти как создания Ройо!
- Почти… Его создания – суть его духа, совращённого суккубами. Порочная фантазия гения! Или его жестокая насмешка. Разве я похожа на вампира? Увы, я даже до Ленки не дотягиваю.
- Я знаю, что делать. Помоги мне.
- Я надеюсь, это не связано с кокаином? Тогда ты знаешь мой ответ…
- Нет. Это связано с другим. Сильнее наркотика. Ты согласна?
- Да, да, я готова!
- Тогда одевайся! Видишь этот дом в лесах?
Я насторожилась.
- Петруха, а может, пойдём домой? Тебе нужно отдохнуть. Я сделаю массаж… Ты устал.
- Плевать! Давай поиграем? – он набросил на меня пиджак, накинул курточку и ринулся в подъезд ближайшего дома, ожидающего не то капитального ремонта, не то сноса. Я чуть помедлила – и пошла следом, убыстряя шаг, потом побежала.
Он нёсся по лестнице на последний, седьмой этаж, не оглядываясь на меня, гулкие шаги мешались с тихим смехом – потом он начал напевать, пока голос не перебил тяжёлый вздох и кашель – мне так и не удалось отучить его от курения.
Ход на чердак был перегорожен решёткой. Петруха оседлал перила, подтянулся и перебросил окрепшее тело на другую сторону. Затем осторожно расшатал решётку чердачного лаза. Я повторила его манипуляции, чувствуя себя глупо и стараясь не шуметь. Мы вылезли на крышу. Крыша оказалась покатой, как положено крыше старого дома, наполовину идущего на слом.
- Знаешь, я тут бывал, травку с ребятами покуривали, т-трахались, - признался он. – Тут прикольно. Часто всякие разгильдяи ошиваются, вроде меня. Кто ракеты пускает, кто с девчонками плюхается, а кто полетать мыслит. Под кайфом и без. Тут неглубоко – но утопнуть можно.
У меня заныло сердце.
- Петя, ты недавно уже летал. Под наркозом. Иди ко мне.
Он засмеялся, тихо, довольно. Потом вдруг, сорвавшись с места, побежал. В середине крыши был провал – он сгруппировался – и перепрыгнул, замахал руками на краю – но удержался. Оглянулся вопросительно и победно. Слабые блики фонарей мешались с лунными, кутерьма чёрных теней делал каждый шаг шагом в неизвестность. Любой другой на моём месте наполовину бы ослеп…
Я кинулась следом, перемахнула провал, протянула руки. Но он уже отступил к другой кромке, заманивая меня. Петруха стоял на самом краешке, раскинув руки, спиной к чёрному провалу, балансируя и опасно покачиваясь – хмель от спиртного и концертной эйфории долго не выветривался. И улыбался своей подкупающей и открытой улыбкой. В его фигуре не было ничего трагического или героического. Нелепый, неуклюжий, клоунский вид – и такой любимый!
- Петруха, не дури! Ты можешь поскользнуться. Я буду сердиться! – я хотела бы оказаться рядом мгновенно, обхватить его за плечи, изменить баланс и уберечь от быстрого полёта в одну сторону: при такой высоте не обязательно погибнешь, но обязательно – покалечишься, и тогда я буду бессильна. Но мне хотелось его убедить. Иначе – чего я стою?
- Но ведь ты спасёшь меня, верно? Спасёшь? Ты не умеешь иначе. Т-ты меня любишь, да? А у меня завтра… нет, уже сегодня – день рождения. Ты не забыла? Ты ведь захочешь сделать мне п-подарок?
- Петруха! Пегий! Пегасик! – Я всё-таки сделала шаг вперёд. – Это не по правилам. Ну, ладно, люблю, люблю, только… иди ко мне!
Он выставил ладони вперёд, останавливая меня: «Я так хочу тебя, я так тебя хочу, глаза встречая, улетаю и кричу, подобно ангелу-самоубийце, что с крыши на свидание к асфальту мчится…»

VFL.RU - ваш фотохостинг

И – откинулся назад, будто пловец, готовый к заплыву на спине. И медленно, как в дурном сне, стал заваливаться назад. Я рванулась вперёд – но он уже летел. И мне не оставалось ничего другого, как прыгнуть следом и ускориться. Мне удалось поймать его на полпути, обхватить крепко-крепко – это столкновение в воздухе родило новый скачок и вращательный импульс, нас закрутило волчком, и так вращаясь, мы пролетели несколько метров горизонтально. А потом, преодолевая инерцию и двойную тяжесть, я пыталась притормозить. Это удалось лишь у самого асфальта. И приземление оказалось не слишком-то мягким. Два энергетических потока, вспышкой пронзившие ночь, то, что они называли крыльями, стремительно уменьшались и уходили вглубь. Прогоревший на спине пиджак не желал затягиваться – земные ткани не умеют регенерироваться. Пиджак тлел, дымил, воняло горелой шерстью, и мои мембраны съёжились и закрылись, чтобы их не отравляло гарью.
Мы стояли во дворе, захламлённом и полном строительного мусора, рядом с опрокинутым баком, собачьим лежбищем и горой шуршащих пакетов. Где-то поблизости жалобно скулила и взлаивала собака.
Он дрожал, но по-прежнему сиял своей младенческой улыбкой, широкой и счастливой: - Ну, я был прав, ты спасла меня! Ты – мой Ангел-Хранитель!
А меня переполняла скорбь – Ангел! Если бы я стала настоящим Ангелом, то не оказалась бы здесь…
- Скажи, зачем тебе это нужно? Что ты чувствовал? Я хочу понять…
- Ритм. Ритм и слова. Мне нравится, когда обрывается сердце. Водоворот. Фейерверк. Вселенная звуков радугой вращалась вокруг меня. И… ещё – я видел твой Свет! Всё прочее, что было в моей жизни, несущественно. А мы полетим – и это не сон. Не виртуал, не аттракцион. Вспышка – и мы воедино слиты. Ин-та. Со вспышкой. Слитно.
Я спрятала голову на его груди, едва не разрыдавшись. Клоун! Ну, скажите, зачем я с ним связалась? Но ведь он единственный сумел меня разглядеть. Сходу. Единственный, кто не считал меня безобразной. И я ему верила…
С этого момента он перестал выпивать и курить травку. Я могла бы записать это на свой счёт. Но произошло иное.

Продолжение следует
Tags: ангел, красота, крылья, любовь, мистика, мои стихи, моя проза, моё творчество, моё я, пегасик, полёт, проза, стихи, фэнтези, чувства, эротика
Subscribe

Posts from This Journal “пегасик” Tag

  • Пегасик-8, финальная часть

    …Пётр вернулся. И я его не узнала. Ни следа дурашливости или наива. Упругий, уверенный шаг. Подстриженные волосы и строгий костюм. Серьёзное,…

  • Пегасик-7

    - Как всё-таки жаль, что ты вроде бы как бы и не совсем настоящая, - с печальной усмешкой признался он. – Я х-хочу быть у тебя внутри, ощутить…

  • Пегасик-5

    Однажды Петя позвонил из клуба, взбудораженный: - Инта, нас поменяли с «К-крокодилами», я мчу домой! Не встречай! Б-баныч одолжил мотор – он всё…

  • Пегасик-4

    Пётр Горский остался жить у меня. С жильём у него сложилась вполне банальная ситуация. Сожительница попросту выгнала его из квартиры, принадлежавшей…

  • Пегасик - 3

    …Он пробудился умиротворённым, потянулся, кряхтя – и обнял меня. Взглянул своими испуганными глазами. - У т-тебя иконы, - сказал он вдруг. – Ты…

  • Пегасик - 2

    Между нами мгновенно установилась энергетическая связь и тяга друг к другу. - К Гарику жена вернулась, с детьми, он меня гонит – говорит, иначе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Posts from This Journal “пегасик” Tag

  • Пегасик-8, финальная часть

    …Пётр вернулся. И я его не узнала. Ни следа дурашливости или наива. Упругий, уверенный шаг. Подстриженные волосы и строгий костюм. Серьёзное,…

  • Пегасик-7

    - Как всё-таки жаль, что ты вроде бы как бы и не совсем настоящая, - с печальной усмешкой признался он. – Я х-хочу быть у тебя внутри, ощутить…

  • Пегасик-5

    Однажды Петя позвонил из клуба, взбудораженный: - Инта, нас поменяли с «К-крокодилами», я мчу домой! Не встречай! Б-баныч одолжил мотор – он всё…

  • Пегасик-4

    Пётр Горский остался жить у меня. С жильём у него сложилась вполне банальная ситуация. Сожительница попросту выгнала его из квартиры, принадлежавшей…

  • Пегасик - 3

    …Он пробудился умиротворённым, потянулся, кряхтя – и обнял меня. Взглянул своими испуганными глазами. - У т-тебя иконы, - сказал он вдруг. – Ты…

  • Пегасик - 2

    Между нами мгновенно установилась энергетическая связь и тяга друг к другу. - К Гарику жена вернулась, с детьми, он меня гонит – говорит, иначе…